Прочтя историю «Сон про бабушку», хотела я добавить это комментарием… Но лучше выложу новой историей, хотя такие истории и на любителя

Автор: Никандра

Прочтя историю «Сон про бабушку», хотела я добавить это комментарием… Но лучше выложу новой историей, хотя такие истории и на любителя. Но это действительно было со мной.
Только после смерти моей бабушки я кое-что узнала о ее прошлом, причем от посторонних людей. Большим бывало мое удивление, когда незнакомые люди, узнав, что я «той самой Кати внучка», не раз предлагали мне любую помощь и поддержку. Оказывается, работая после войны в столовой, она многих спасла от голодной смерти — сильно при этом рискуя,закон тогда был строгим, но Бог миловал. Кому-то помогла на распутье, кого-то выручила в критический момент… Сколько раз я была шокирована, когда малознакомые мне люди, узнав, что я «той самой Кати внучка», порывались мне в чем-то помочь.

Она умерла, когда мне было двадцать, и до сих пор мне ее не хватает, а уж тогда — это было очень большое горе.
Прошло несколько лет, и вот однажды снится мне очень странный сон. Снится, будто нам с бабушкой «разрешили свидание» — так это было сформулировано во сне. Мы с ней оказались в пустой светлой комнате, где стояли два стула, а больше ничего не было. И выделено нам на это было ровно час.
Мы болтали о всякой ерунде, я мало что запомнила из этого разговора. Разве что помню, спросила я ее, видит ли она «оттуда», что у нас тут творится. «Нет, не вижу, но иногда прихожу к вам и смотрю», — ответила бабушка.
Так болтаем, но я вижу, что бабушка хочет мне что-то сказать, да все не решается. А я не решалась спросить напрямую, что ее так тревожит.
И наконец, когда оставалось совсем немного времени, бабушка решилась. Вынула из-под телогрейки газету, протянула мне:
— На, прочти быстро и отдай! — и при этом настороженно оглянулась по сторонам.

Я взяла газету. Это был «Труд» — старый, пожелтевший, с покоробившимися краями, датированный, если не ошибаюсь, тридцать восьмым годом. На передней странице была статья, а над ней фотография. Первым делом я взялась за статью. Она называлась «Жертвы сталинского режима», а вместо какого-либо повествования в ней шли имена. Просто перечень имен, одно за другим. Первые шесть слов шли большими буквами, и пять из них я тут же запомнила — Владимир, Иван, Владимир, Оксана, Настя… А вот последнее имя я не запомнила. Остальные имена шли мелким шрифтом, чем дальше, тем мельче. Зная, что надо спешит, я бегло просматривала их, уже ничего не запоминая, но стоило мне обратить на какое-то имя чуточку внимания, как оно проступало ярче, словно стараясь, чтоб его запомнили. И вот уже газетный лист закончился, а имена все шли и шли, будто стремясь попасть мне на глаза…

Тогда я перевела взгляд на фотку. Черно-белая картинка тут же ожила. На ней было что-то вроде песчаной насыпи надо рвом, и по этой насыпи цепочкой шли люди. Одетые в какие-то рубища, безжизненные взгляды в никуда, а за спиной у каждого почему-то крылья, хотя и ясно, что летать на таких крыльях невозможно.И только последний шел и смотрел на меня пронзительным, иначе не назовешь, взглядом. Этот человек имел весьма своеобразную внешность- у него были глаза разного цвета, растрепанные длинные седые волосы и совершенно безумный взгляд. Самое ужасное, что я его видела не первый раз. В детстве он часто являлся ко мне во сне и смотрел в глаза этим своим безумным взглядом, что меня сильно пугало. В детстве это было часто, потом реже,когда стала взрослой — совсем редко, но все же было иногда. Наяву же я никогда не видела такого человека, разве что один наш сосед был похож на него — но он имел одинаковые глаза и аккуратную стрижку. По словам родных, в самом раннем детстве я до истерики боялась этого соседа.
А над всем этим яснело небо — оно было удивительных цветов, сумбурная помесь голубого, белого, желтого, зеленого. Конечно, небо бывает разным, но таким я его не видела. Тогда я поскорее отдала бабушке газету, и все кончилось.

Долго мне этот невероятно яркий сон не давал покоя, но к чему он, было непонятно. Пока однажды через несколько месяцев не пошла я на рынок. Шла, как всегда погруженная в свои мысли и глядя под ноги. Как вдруг меня словно что-то толкнуло, поднимаю глаза — а надо мной вот такое же небо, как было во сне на картинке, точь-в-точь. Тут до меня и дошло. Прямиком с рынка я побежала в церковь, благо рядом.
Захожу — а там в одном месте стоят священник и несколько старушек. Одна из них меня увидела и говорит: «Ты пришла ставить заупокой? Тогда быстрее давай!» Именно это я и собиралась сделать,а ведь они меня впервые видели! Да и я не знала, когда там что служат. В общем, поставила свечи заупокой тех, с кем пришлось так странно познакомиться. И бабушки, разумеется. Она и там не остается безучастной.
А тот тип мне больше не снился никогда.

Комментарии закрыты.

Error: Incorrect password!

Яндекс цитирования