ПРИТЧИ

ПРИТЧА О ВЕТРЕ И ЦВЕТКЕ

Ветер встретил прекрасный Цветок и влюбился в него. Пока он нежно ласкал Цветок, тот отвечал ему ещё большей любовью, выраженной в цвете и аромате. Но Ветру показалось мало этого, и он решил: «Если я дам Цветку всю свою мощь и силу, то тот одарит меня чем-то ещё большим». И он дохнул на Цветок мощным дыханием своей любви. Но Цветок не вынес бурной страсти и сломался. Ветер попытался поднять его и оживить, но не смог. Тогда он утих и задышал на Цветок нежным дыханием любви, но тот увядал на глазах. Закричал тогда Ветер:
— Я отдал тебе всю мощь своей любви, а ты сломался! Видно, не было в тебе такой же силы любви ко мне, а значит, ты не любил!
Но Цветок ничего не ответил. Он умер.

Любовь не в страсти, а в благоговении. Тот, кто любит, должен помнить, что не силой измеряют Любовь, а нежностью и трепетным отношением. Лучше десять раз сдержаться, чем один раз сломать.

ПРИТЧА О СЛЕПЫХ

По дороге шли слепые, ведомые зрячим. Они шли хорошо до тех пор, пока верили поводырю. Как только слепые начали сомневаться, то стали спотыкаться на ровной прямой дороге и обвинять поводыря в том, что он ведёт их по каменистому пути. Усилившиеся ропот и недовольство обессилили слепых, и они стали еле передвигать ноги. В конце концов слепые упали в изнеможении, вера окончательно покинула их, и они умерли на совершенно ровном месте от страха перед бездной.

Неверие убьёт любого, даже того, кто некогда был силен Духом. Неверие открывает двери страху, и тот воцаряется в душе и убивает её. Вера — самый яркий фонарь для каждого. Чтобы не сбиться с дороги, нужно нести этот фонарь впереди себя, а не за спиной, ибо тень, упавшая от самого человека, убьёт его, не имея не только оружия, но и материального проявления, способного воздействовать на физическое тело. Помните это, если не хотите умертвить себя ещё при жизни.

ПРИТЧА О ДВУХ КУВШИНАХ

У одного человека было два кувшина для хранения воды, но стал замечать он, что в одном сосуде вода всегда прозрачная и прохладная, а в другом быстро мутнеет и приобретает неприятный запах. Стал он искать причину: вода из одного истока, значит, дело не в воде; стоят кувшины в одном месте, значит, дело не в хранилище; сделаны они из одной глины и руками одного мастера, значит, дело не в материале и в мастерстве. Что же так различает их? Присмотрелся он внимательно и понял: тот кувшин, что попроще, без изысков, — пористый и испаряет стенками влагу, тот, что покрыт лаком, не имеет пор и обрекает воду на загнивание. И тогда человек поставил красивый кувшин в угол, чтобы им только любовались, а простой кувшин оставил на прежнем месте, в тени и подальше от разных глаз. Всякий, кто заходил к хозяину в дом, первым делом восхищался красотой кувшина, стоящего на виду, но, как только прикасался к чудодейственной влаге невзрачного кувшина и ощущал прилив силы и бодрости в теле и чистоту мыслей в голове, тут же начинал петь хвалу тому сосуду, от которого было гораздо больше пользы.

Так и среди людей бывает: на красивого глазеют, а от умного пользу получают, красивым только восхищаются, а у умного мудрости учатся.

ПРИТЧА О МАЯТНИКЕ СЧАСТЬЯ

Два брата обратились к Всевышнему:
— Скажи, Господи, можно ли управлять счастьем и горем?
— Человеку подвластно многое, — ответил Бог.
— Тогда научи нас этому.
— Я дам вам по маятнику, и вы сможете сами отмерять своё горе и своё счастье.
Поблагодарили братья Бога и возвратились домой с ценным подарком.
Один брат качнул маятник в сторону счастья и закружился в порыве этого хмельного ветра, но, дойдя до той точки, которая была отмерена силой толчка, маятник пошёл в обратном направлении с такой же силой и отнёс брата к событиям безрадостным. Хлебнув горя, брат мгновенно отрезвел от безумного счастья и понял, что горе и счастье — абсолютно равные величины, две стороны одной сути и одного без другого не существует. Значит, чтобы уменьшить горе, надо уменьшить желание счастья, которое не бывает вечным, и чем оно будет ровнее и тише, тем на душе будет спокойней.
Умный брат понимал, что всего, чего хочешь, не иметь, всей радости, которой желаешь, не испытать, а потому нет существенной разницы между много и очень много, потому что всё равно не знаешь точной меры того, что в сущности нельзя измерить. И он установил свой маятник на такую величину колебаний, которая позволила ему и познать счастье, и не ослабнуть в горе. И счастье и горе были почти равны, а жизнь брата стала протекать в покое, и сам он стал более уверенным и сильным в житейской мудрости.
Счастье украшало его жизнь, а горе не обезображивало ее. Сначала они спокойно сменяли друг друга, а потом слились в одну ровную полосу жизни, где всё воспринималось как должное, где всё строилось в крепкой связи с разумом и душевным чутьём. И не мог сказать брат, ставший впоследствии мудрецом, счастлив ли он, но всегда говорил, что несчастье обходит его стороной. Так и прошёл умный человек по жизни долго и спокойно, мудро и праведно, не причиняя никому зла, а раздаривая другим радость. И не для себя уже он жил, а потому и не нуждался в личном счастье.
Другой брат качнул маятник в сторону счастья и закружился в вихре опьяняющей радости, но, дойдя до конечной точки, и его маятник на мгновение остановился и с ещё большей силой пошёл в сторону несчастья. Неожиданность эта потрясла второго брата, от внезапности такой он чуть не захлебнулся и не лишился жизни. Оправившись от такого удара, безумец с ещё большей силой толкнул маятник в сторону счастья и понёсся в призрачный мир иллюзий. Упиваясь эйфорией счастья, он так и не заметил, что его снова отнесло к другому берегу и с головой окунуло в омут.
Долго барахтался неугомонный брат, но, выбравшись, решил толкнуть маятник ещё сильнее, чтобы успеть ухватить ещё больше счастья. Когда он снова оказался в болоте невзгод, когда горе с головой стало затягивать его в трясину бедствий, ему пришлось приложить неимоверные усилия, чтобы выкарабкаться, но, выбравшись, он с ещё большей силой качнул маятник в сторону счастья в надежде получить столько, что сможет перекрыть любое горе.
Продолжалось это качание из стороны в сторону долго. И чем было больше счастье, тем тяжелее невзгоды, и не понимал глупый брат сути этого явления. Так он всю жизнь толкал маятник к счастью, стараясь качнуть как можно дальше, чтобы получить как можно больше, но потом прикладывал ещё большие усилия, чтобы преодолеть удары судьбы. До последнего мгновения своей короткой жизни безумный стремился счастьем перекрыть горе. Но в мире гармонии всё так уравновешено, что ничего невозможно получить, не расплатившись. Это — главный закон природы, о котором не знают или не помнят, забывают или не хотят знать. А итог один…
И хоронили молодого годами старца, истратившего все свои силы на бесполезную работу — добывание счастья, — порожденную ненасытным желанием и тщеславием.

У каждого человека в душе есть свой маятник, и какова амплитуда его колебаний, такова и человеческая жизнь.

ПРИТЧА О ДВУХ ПТИЦАХ

Две птицы летели в небесном просторе и вдруг попали в воздушный поток. Одна испугалась, сложила крылья, прижала к груди голову и отдалась провидению. Сильная воздушная струя подхватила обмякшее тело, закрутила в своём круговороте и понесла на скалы. Со всего маху она ударила слабое существо о камни, разбрызгав кровь, и, собрав разлетевшиеся перья, понесла их по свету, как символ безволия, ибо перо без птицы как тело без разума. Другая же птица распрямила крылья, вытянула голову, расправила грудь и полетела навстречу ветру. Когда воздушная круговерть осталась позади, она почувствовала силу в крыльях и уверенность в душе и поняла, что теперь она может лететь даже к солнцу.

В минуты трудных испытаний нельзя складывать крылья: судьба не жалует слабых, она разбивает их при первой возможности. Нужно расправлять крылья и лететь навстречу буре, тогда буря под натиском силы разобьётся о каменную волю и разлетится слабыми перьями воздушных потоков, которые будут восприниматься на земле как легкий безобидный ветерок.

ПРИТЧА О МУДРЕЦЕ И ГЛУПЦЕ

Жили мудрец и глупец. К мудрецу шёл народ, чтобы послушать его умные речи, а глупца обходили стороной. Не по себе было глупцу, зависть мучила его, и решил он сходить к мудрецу, чтобы послушать его и по достоинству оценить его мудрость. Пришёл фофан к вещателю и стал слушать то, о чём говорит умнейший. Слушал-слушал, слушал-слушал, но так ничего и не понял. Вышел от мудреца и заявил людям, собравшимся у дома мудрейшего, что тот не в себе, ибо здоровый такого не скажет; что от таких мудрствований болит голова и пухнут мозги.
— Бойтесь его! — крикнул глупец, да так громко, что его услышали в окрестностях. — Ибо и вас постигнет та же участь, что и меня! Вы отупеете от его речей навсегда! Вы обезумеете от большого ума!
Та часть людей, которая так же мало понимала в мудрости, как и этот фалалей, да и к тому же очень боялась потерять последний ум, с видом собственного достоинства отвернулась от мудреца и пошла прочь с глупцом, чтобы окончательно не обезуметь. Другая часть осталась возле дома мудрейшего, от мудрости которого светлел ум и становилось больше сердце.

Глупость существует для того, чтобы больше оттенить мудрость, давая ей возможность с огромной мощью светить во тьме безумия.

ПРИТЧА О БОГАЧЕ И СОБАКЕ

Один богач, сидя у горящего камина в страшную холодную ночь, услышал жалобный вой собаки за окном. Впервые у него защемило сердце; он впустил бродячую собаку в дом, накормил её и дал согреться. Но утром, когда сентиментальные настроения покинули богача, он увидел грязного, ободранного в уличной драке, больного, плешивого пса, и приступ тошноты подступил к горлу. Чувство брезгливости не позволило человеку, как это случилось ночью, взять пса на руки и обласкать. Глядя на облезлое животное, богач поднял кочергу с пола и стал гнать ею пса. Жалобно повизгивая, пёс подошёл к двери, но, когда она распахнулась и в морду его ударил леденящий ветер, он хотел повернуть обратно, к теплу, но богач больно пнул бедолагу ногой, и тот с визгом вылетел на улицу. Богач вернулся, сел у камина и стал вспоминать, как он пожалел бродячего пса, согрел его у собственного камина и накормил из собственной тарелки. Он сидел, от умиления плакал и думал ещё при этом, что Бог обязательно воздаст ему за такую милость к обездоленным.

Минутная слабость, вызвавшая чувство жалости, никогда не явится причиной для благого следствия. Сделать добро и пожалеть о том, значит, не совершить блага. Воздаяние за такое добро будет сродни возмездию.

ПРИТЧА О ПРАВИТЕЛЕ И ПРОВИДЦЕ

Один правитель обратился к провидцу и спросил его:
— Как сделать государство сильным?
Тот ответил:
— Положиться на опыт и знания мудрецов.
Провидец хотел ещё что-то добавить, но правителя и след простыл. Прибыл он в свой дворец и сразу же распорядился собрать по стране всех мудрецов. Он им дал сытую жизнь, а они помогли ему сделать страну сильной и неуязвимой.
Но прошло четверть века, и правитель обнаружил, что численность его народа резко сократилась: остались одни старики и совсем не было детей. А старики, как известно, сила ненадёжная.
Разыскал правитель провидца и бросил ему укор:
— Я последовал твоему совету, а ты обманул меня.
— Нет, это твоё нетерпение и близорукость обманули тебя, ты выслушал первую половину совета, а на вторую терпения не хватило.
— Что же было во второй половине? — нетерпеливо крикнул правитель.
— Положись на опыт и знания мудрецов — гласила первая половина древней мудрости, — спокойно ответил провидец, — но все средства вложи в детей, ибо мудрость — это фундамент, а дети — дворец, фундамент крепок основой, а дворец — правильной кладкой. Хороший фундамент ничто не разрушит, ибо он в качестве защиты почву имеет, а стены без фундамента не устоят. Поэтому, строя государство, возводи его как дворец, чтобы в нём и основательный фундамент был, и крепкие стены, чтобы он не только несокрушим был, но и красив, чтобы в его архитектуре сила разума с величием сочетались. А величие — в народе, народ — в детях, а дети — от достатка. Ты же всё на фундамент истратил, поэтому и остался без стен, которые в любую непогодь жизни защитить могут.

Думая о дне нынешнем, не забывай о дне завтрашнем, ибо насытиться одним разом можно, но сделать задел на будущее нельзя.

ПРИТЧА О БОГАЧЕ И ЛЕКАРЕ

Обратился один богач к лекарю:
— Вылечи меня. Болен я тяжело, и нет сил мучиться более.
— Я не смогу вылечить твои болезни, — ответил целитель.
— Но ты же лечишь других, и небезуспешно, — настаивал богач.
— Я лечу в основном бедных, потому что они легче поддаются лечению, — то ли пошутил, то ли сказал правду лекарь.
— Я тоже буду легко поддаваться лечению, только возьмись, — не унимался богач.
— У тебя иные болезни, а перед ними я бессилен.
— Да у меня такие же, как и у всех: так же болит печень, мучит желудок и режет кишечник, так же ломит спину, пухнут ноги и болит голова.
— У каждой болезни есть своя причина, — твердил своё лекарь, — у бедняка печень, желудок и кишечник болят от недоедания. Если его накормить, он будет здоров. У тебя же эти болезни от переедания. Тебе нужен голод, чтобы излечить твои внутренности.
— Голодом излечиться нельзя, от голода можно умереть, — отрезал богач. — Я понимаю, что ты шутишь, поэтому и не сержусь. Но ноги и спина, — продолжал он, — не могут болеть от переедания, и голодом их не вылечишь, а поэтому и лечить их нужно по тому же рецепту, по которому ты лечишь бедняков.
— И эта болезнь имеет разные причины, — начал объяснять лекарь, — у бедняка ноги и спина болят от тяжёлого труда, а у тебя — от постоянного лежания. Тебе бы я посоветовал побольше трудиться, а бедняку — почаще отдыхать.
— Но голова ни у бедняка, ни у меня не занята работой, — возмутился богач, — но болит одинаково!
— Все болезни — от головы, — заключил лекарь, — что она порождает, от того и сама болит, и у других органов здоровье отнимает.
Лекарь сказал так мудрёно, что богач ничего не понял, а целитель, улыбаясь, продолжил:
— Вот тут ты прав: и у бедняка и у тебя одна и та же причина болезни — много дурного в голове рождается, оттого она и болит. И обоим я дал бы один рецепт: побольше думать о хорошем — головную боль как рукой снимет.
— Говоришь ты много, но заумно, — возмутился богач. — Не мудрец ты, а лекарь, и твоё дело — лечить, а не разглагольствовать.
— Я и лечу.
— Как же ты лечишь, — закричал богач, — если я от тебя ни одного совета ещё не получил, не считая глупой болтовни!
— Первое правило целителя: начинать лечить надо с головы. Вот я и пытаюсь её лечить, но пока безуспешно, потому что твоя голова продолжает болеть.
— Оставь свои мудрствования, — предложил богач, — и займись лечением. Вот тебе деньги, и чтоб в короткий срок меня вылечил.
— Бессилен я что-либо сделать, здесь глухоту лечить надо.
— Да ты вообще не лекарь! — заорал богач. — Я не глухой! Я всё слышу! Возьми деньги, много денег и дай мне рецепт от всех болезней.
— На деньги можно купить много мяса, а вот здоровья на них не купишь. Купи лучше мозгов, — пошутил лекарь, — вдруг поможет.
Глупый богач пошёл на базар и выбрал себе лучшие мозги быка, козла, барана, даже куриные нашёл. Дома он их сварил и съел… но ни одна болезнь не прошла, только ещё тяжелее стало. Отправился он снова к лекарю.
— Я съел все мозги, — с порога крикнул богач, — но мне это не помогло!
— У тебя их и так немного было, — уже откровенно шутил лекарь, — так ты ещё и последние съел.
— У меня было много мозгов! — возразил богач, не понимая шутки целителя, и стал перечислять все, которые купил на базаре. — Бычьи, козлиные, бараньи и даже куриные!
— Если нет своих мозгов, то куриные не помогут. Я не смогу быть полезным тебе, — сказал утомленный врач, — потому что каждый помогает себе сам. Любую болезнь можно вылечить, если приложить к ней мозги.
И тут же лекарь представил, что мудрые слова могут превратиться ещё в одну глупость, что и вышло: богач снова купил себе на базаре мозги животных и стал прикладывать их к больным местам. Так, обложенный мозгами, он и умер.
— Отмучился, — сказал, осмотрев умершего, лекарь, и никто не знает, кому он адресовал своё заключение: себе или больному.
Было смешно видеть эту глупую смерть, но грешно смеяться в таких случаях. Лекарь сделал скорбное лицо и покинул ушедшего в иной мир богача.

Так ведь и живут люди, прикладывая мозги не туда, куда следует. (Впору смеяться, да надо скорбеть.)
Ольга Безымянная

Комментарии закрыты.

Error: Incorrect password!

Яндекс цитирования