Эта история случилась с моим сыном Максимом

Автор: Зинаида

Эта история случилась с моим сыном Максимом. Началась она, когда он готовился к выпускным экзаменам в школе. И даже не думал, что будет потом вспоминать о ней со страхом и недоумением.
Всё началось довольно обычно.
В тот день классу, где учился Максим, была назначена консультация. Однако учительница запаздывала и ребята оживленно болтали, планируя своё будущее.
Стас — вундеркинд, считавшийся будущим академиком, собирался поступать в политех, где преподавали его родители-профессора.
Олег, золотой медалист и маменькин сынок, намеревался стать юристом или адвокатом. Конечно – знаменитым. Он всегда был баловнем судьбы, которому всё падало с неба прямо на блюдечко: лучшие репетиторы, шмотки, отдых за рубежом, внимание девчонок.
Марина, дочь директора лучшего в городе ресторана и первая красавица в классе, хотела стать дизайнером.
Ольга, претендентка на серебряную медаль и известная задавака, намеревалась выучиться на экономиста или бухгалтера. «Это самые востребованные специальности!» — непререкаемо изрекла она.
Лена — не блещущая ничем, кроме длинной косы — грозилась поступить в педагогический. Во что никто не верил – талантами не вышла.
Про Асю все и так знали: она – будущая чемпионка и тренер сборной страны. Ася постоянно разъезжала повсюду со своим гоночным велосипедом, лидируя во всяких состязаниях.
Катя ещё не определилась.
За Юлю, как она призналась, всё решит отец. Он был чиновником высокого ранга и мечтал отправить дочь по своим стопам.
Эд собирался на физмат, Гоша хотел стать программистом, Светка — артисткой. Все шумели, спорили, поддевали друг друга.
И лишь Дима, как всегда молчаливый и замкнутый, что-то сосредоточенно рисовал в блокноте. Юля, сидевшая впереди него, обернулась и скучающе заглянула в его блокнот. «Гляньте, ребята! – крикнула она. – Димка нашего Стаса нарисовал! С бутылками! Он ими жонглирует!» Все кинулись к задней парте, где сидел Дима. Все знали — окончив художественную школу, он очень хорошо рисует, интересно было взглянуть.
Самоуверенный и довольно миловидный образ Стаса был схвачен очень верно. Бутылки, летающие над его головой, тоже выглядели неплохо. Бренди, джин, коньяк, кальвадос – значилось на наклейках. «Классно! – надменно рассмотрев рисунок, заключил Стас – Подари на память». Дима, вырвав страницу, щедрым жестом вручил ему.
«Ух, ты! А меня слабо нарисовать?» — подзадорила Марина. Дима, ни слова не говоря, быстро что-то набросал в блокноте и все с удивлением увидели усталую толстую тётку с лицом постаревшей Марины, тащившую огромные сумки в руках, а за её юбку цеплялись два зарёванных бутуза. «У-у, — капризно надула губки Марина, — мне это не нравится!» «Всё что могу — для вас, мадам!» — развел руками Дима и подал ей рисунок. Марина небрежно, двумя пальчиками, ухватила листок. «Будем считать это шуткой», — пожала она плечами.
«Это не шутка, это – женское счастье! — ехидно заявила Оля и потребовала: И меня нарисуй! Только чтоб без издевательств!» «Кан-э-чна! П-э-рсик мой!» — воскликнул Дима и, поцеловав кончики пальцев, набросал в блокноте девицу в длинном струящемся платье, с развевающимися по ветру волосами и скромно опущенными глазками. Рядом с ней летел в танце высокий усатый кавалер явно кавказской национальности. Выглядел танец зажигательно. Дима сунул ошеломлённой Ольге своё творение, она с удовольствием взяла. «Прикольно! Придётся поступить в грузинский ансамбль песни и пляски. Бухгалтером. Может, танцевать научат», — промурлыкала она.
«А меня нарисуй! И меня – на память!» — потребовали остальные. Дима не отказал и в результате появилось ещё несколько рисунков.
На одном был изображен Олег — милиционер в огромной фуражке и при погонах. Олег пожал плечами: «Пойдёт. Хотя… Я буду крутым адвокатом! Все слышали?»
Лена, вызвав взрыв смеха и шуток, продефилировала по страничке блокнота с толстой косой через плечо и под ручку с иностранным гражданином в клетчатых штанах и котелке. «Хи-хи!» – поддержала Лена насмешников и бережно спрятала листок в свою тетрадку. «А Ленке почему детей не нарисовал?» — возмутилась Марина. «Это несущественно!» — отрубил разошедшийся Дима.
На следующем рисунке воплотился Максим — бравый генерал, отдающий честь. Что никого не удивило – все знали, что он собирается поступать в военное училище.
Зато всех поразил рисунок спортсменки Аси. Дима изобразил её очень неспортивной — измождённой и взъерошенной, с авоськой, висящей на локте, из которой торчали… пустые бутылки. «Ты чо?» — покрутил пальцем у виска Гоша, симпатизирующий ей. «Да ладно, — ухмыльнулась Ася. – Дай сюда, тренеру покажу. Пусть прикольнётся».
Юля, как все думали – будущий чиновник, была изображена, склонившись над толстыми томами с массой торчащих из них закладок, а рядом на столе теснились колбы и пробирки. «Юлька алхимиком заделается? – зло ухмыльнулся Стас, ухаживаниям которого она недавно дала от ворот поворот. – Формулу любви будет искать!» «Ага, а где малыш-гомункул? И муж в очках? Я — книжный червь, я таких, интеллигентных, люблю», — насмешливо поглядев на Стаса, заявила Юля. «Не положено гомункулов!» — отмахнулся Дима.
Он лихорадочно творил, блокнот растерял уже половину листов.
Вот из-под его карандаша возник Костя (маленький щупленький троечник, которого в классе никто не уважал). Он стоял, опершись одной рукой на мощный автомобиль, а другой — указывал на двухэтажный особняк с колоннами, прячущийся в каких-то насаждениях. Все с удивлением уставились на покрасневшего Костю. Олег обиделся: «А мне мэрс чо не нарисовал?» «Места маловато. Тебе — погоны и фуражка вместо мэрса, а на мотоцикл ты и сам заработаешь», — отмахнулся Дима.
Тут неожиданно и некстати в класс вплыла учительница. «Прошу всех на свои места!» – строго сказала она. Мальчишки и девчонки разочарованно разбрелись. Началась консультация.
Юлька снова обернулась к Диме: «А себя нарисуй! Мне на память». Он усмехнулся: «Карандаш затупился». Но когда консультация закончилась, Дима положил перед Юлей листок. На нём он изобразил себя – лётчиком в шлеме, сидящим в кабине самолёта, совершающего крутое пике. «Живи и помни!» — бросил он, идя к выходу.

Прошло 15 лет и вот бывшие одноклассники собрались на встречу выпускников.

Правда, пришли не все.
Оказалось, Димы-художника уже нет на свете. Вопреки просьбам близких и педагогов, он пошёл не в Суриковское училище, а поступил в лётное. И трагически погиб во время учебных полетов.
Узнав эту новость, все ненадолго загрустили, но вскоре разговорились.
Как выяснилось, на встречу не явилась и Лена – она теперь жила за границей. Её подруга Катя (ставшая педагогом) рассказала, как это произошло. Лена, конечно же, в пед по конкурсу не прошла. Зато она, не хватавшая с неба звёзд, вдруг ухватила за хвост удачу. В организацию, где она была секретарём, прибыл для заключения контракта немец. И без памяти влюбился в Лену и её косу. Вскоре он увёз её, то бишь – Лену, хотя и косу тоже, в Германию. Теперь у них сын и свой бизнес.
«Помните Димин рисунок? – спросила Катя. — Ну, помните, он рисовал нас на консультации по литературе! Помнишь, Стас, тебя с бутылками нарисовал? Кого-то ещё. А Лену он изобразил под ручку с субъектом в клетчатых штанах и котелке? Помните? Ведь так и случилось! Уезжая, она нашла этот рисунок в своей школьной тетрадке. То-то был шок! Как мог Дима заранее узнать про этого немца? Клетчатые штаны тоже присутствовали. Она показала Димин рисунок Вольдемару и тот был впечатлён не менее её. Даже сходство с собой обнаружил. Рисунок теперь у них на стене в рамочке висит. Говорят – судьба!»
Тут все всполошились и принялись вспоминать: что и о ком было нарисовано. И выяснилось: все Димины рисунки, небрежно и вроде как для хохмы набросанные, оказались пророческими!
Стас на втором курсе неожиданно бросил институт и заделался простым барменом. Про математику и прочие академические науки и вспоминать не хочет. «Скучно это – учись да учи других. А жить когда? Надоело всё! – признался он. – А сейчас мне моя работа очень нравится — не жизнь, а вечный праздник. Да, кстати, недавно я победил на городском конкурсе барменов, — похвалился Стас, не ставший академиком. – Лучше всех в городе делаю коктейли! Загляните как-нибудь, покажу класс».
Насчёт Олега Дима тоже попал в яблочко. Окончив престижный юридический институт, он не захотел становиться крутым адвокатом, а пошёл в участковые милиционеры, занимая этот мизерный пост уже десятый год. «Всё нормально! — пожал он плечами. – Меня всё устраивает. А чего? Всегда среди людей, меня уважают. Звёзд с неба не хватаю, да и зачем? На пиво и сигареты хватает, мне больше не надо». «Погоди, погоди, — вмешалась Марина. – А помнишь, Дима говорил – мотоцикл купишь или что-то такое?» «Да? Не помню, – наморщил лоб Олег. – Но мотоцикл я купил, гоняю напропалую с друзьями-бейкерами. Вот, голову недавно налысо обрил. — Он снял бейсболку и все убедились, что его некогда прекрасной шевелюры под ней нет. — Выглядит глупо? Неважно! Зато я счастлив – делаю, что хочу и выгляжу, как хочу. А вам слабо?» «Ну что ж, главное – ты доволен. Не женился?» — почти без знака вопроса спросила Марина. «Да кто за меня, ахламона, пойдёт?» – ухмыльнулся Олег. И Катя почему-то покраснела. Тут все вспомнили, что в старших классах она сохла по Олегу, а он на эту серую овечку не обращал внимания. Возможно, теперь всё пойдёт по-другому.
«Дети – это смысл жизни», – уверенно заявила Марина. «Ага, то-то я смотрю в твоей жизни один смысл только и остался! – хмыкнул Олег. – Где же твой муж? Которого я усмирял постоянно и в участок вызывал?» «Погиб он, — равнодушно ответила Марина. — На машине разбился». «Прости, не знал». «Сам же и виноват, был под шафе», – пожала располневшими плечами Марина. Оказалось, что оставшись одна с двумя близнецами, после смерти отца Марина тянет теперь на себе его ресторан и всех своих многочисленных родственников, севших ей на шею. «Я окончила дизайнерские курсы, да что толку? Живу ради детей, — вздохнула она. – Может, им больше повезёт? Помните Димин рисунок? Я там с сумками и детьми тащусь. Так оно и есть. Знать, от судьбы не уйдёшь». «Неправда, все ещё будет хорошо! – возразила Оля. — Ты ж у нас красавица… была!»
И, не удержавшись, ушла танцевать лезгинку со своим мужем, высоким грузином Гиви, говорят — солистом балета. Жутко ревнивым. Он на весь вечер оккупировал Олину персону и никому мужского рода не позволял к ней приблизиться. «Значит, Дима нарисовал тогда Ольгу и вот этого Гиви? – удивлённо проговорила Катя, наблюдая за полётом пары. – Надо же, как совпало! Где ж она его нашла?» «Представь – аж в Турции, — пояснила Марина. – Отдыхали в одном отеле, познакомились, закрутили роман. Она вполне счастлива. Её же и надо в ежовых рукавицах держать, а то сладу не будет».
«Ну, Макс – ещё не генерал, но, ясно – скоро будет! – Огляделся Стас. – Кого там ещё Дима нарисовал? А, Юль, помнится, ты была изображена нашим пророком с книжками и колбами? Совпало?» «Всё правильно, куда ж я без колб? — кивнула та стриженой макушкой. – Вот, окончила академию… ветеринарный факультет, отучилась в аспирантуре, защитила докторскую». Одноклассники ошеломлённо уставились на неё. «Чего? Как – ветеринарный?» «А папа что сказал? – воскликнула Марина. – Он же хотел из тебя руководителя сделать. Не над козами же!» «Он отнёсся с пониманием, – упрямо заявила Юля. — Знаете, я ведь только после школы задумалась, что от следующего шага зависит вся моя будущая жизнь. И поняла — я всегда любила животных и хочу их лечить. Только эта профессия могла сделать меня счастливой. Звери ведь они… искренние. С ними легко. И я ничуть не жалею. Моя специализация – мелкие животные. Собаки, кошки, хомячки, попугайчики. Я открыла свою ветлечебницу – ни дня покою». Как выяснилось, она так и не удосужилась выйти замуж и обзавестись потомством. «Юль, тебе уже за тридцать. Когда?» — задала вопрос Марина. «Усыновлю!» — задрала подбородок Юля.
«Ну, ты даёшь! – воскликнул Костя. – А я-то всегда считал тебя задавакой». «Ну-ка, Костян, колись! – воскликнул Стас, вспомнив рисунок, посвящённый этому неприметному мальчику. – Мэрс имеешь? Виллу построил?» И выяснилось, что Костя – чего уж лукавить – действительно стал крутым бизнесменом. Круче всех! В его руках были все… сортиры города. И он имел с этого бизнеса денег не в пример больше, чем все одноклассники вместе взятые. «Верно тогда Дима предрёк: у меня за городом прекрасный особняк — проект за рубежом заказывал, и езжу я на самых крутейших тачках. Подумаешь – мэрс! – спокойно сказал Костя. – Знаете, на моем месте мог быть каждый из вас, а повезло мне, — покровительственно огляделся он. – Вы ж знаете. В нашем городе, выйдя за пределы своего жилища, всегда было проблемно облегчиться. Вот я и подумал — почему не пойти навстречу нуждам граждан? Когда оформлял лицензию, чиновники вытирали руку после того, как пожмут мою. А теперь они передо мной двери распахивают, чай-кофе предлагают, просят спонсорскую помощь оказать». «Деньги не пахнут?» — усмехнулся Стас. «Мои деньги не пахнут! — жёстко оборвал его неузнаваемый Костя. – Они честно заработаны! Ты знаешь, сколько людей у меня рабочих мест? Около тысячи! И денег зря никто не получает!» Их еле успокоили.
Тут вспомнили и об отсутствующей Асе, ещё одной героине рисунка. И об авоське с бутылками, изображённой Димой. Тут тоже всё оказалось безошибочно. Гоша рассказал, что спортивная карьера у Аси не задалась – однажды сломала ногу и была отстранена от соревнований. Карьера рухнула. Тренер, в которого она была влюблена, нашёл другую перспективную спортсменку. С горя Аська спилась в дым.
«Откуда Дима мог знать про это? – недоумевали все. — Как он, 17-летний мальчишка, сумел предречь судьбу одноклассников?»
А тут ещё Юлька вспомнила о том, что Дима и свою смерть тогда рисунком напророчил, изобразив себя в самолетном пике. И его слова: «Живи и помни!»
У народа вообще мороз по коже прошёл…
Среди одноклассников, пришедших на встречу, было много и состоявшихся людей, например: Эд — кандидат физико-математических наук (кстати, в школе имевший по всем прочим предметам твёрдые трояки), Светка — бизнес-вумэн, Гоша — крутой топ-мэнэджер. Да и другие неплохо устроились в жизни. Но всё это было слишком буднично. Их успехи как-то меркли по сравнению с теми, кто стал героем мистических рисунков. Весь вечер только о них и говорили. Все, кто был некогда одарен художником Димой, пообещали найти его рисунки в своих школьных архивах и, как и немецкая пара, тоже поместить в рамку – судьба им послала в них свои знаки.
А Максим, вернувшись домой, долго и увлечённо рассказывал о происшедшем казусе. Пытался разумно разъяснить всё простым совпадением или наукой психологией. Но ему это плохо удавалось. Как можно было за много лет предвидеть перелом руки, сломавший карьеру спортсменки? Или неудачное замужество красавицы? Или неожиданный рывок с пути успеха двух столь разумных людей — к профессии бармена и участкового милиционера?
В общем – мистика.

Комментарии закрыты.

Error: Incorrect password!

Яндекс цитирования